VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность.

Новенькая масса восприняла полную свободу жизни как естественное, природное состояние, не вызванное никакими причинами. Ничто не налагало на эту массу никаких ограничений снаружи, как следует, не было необходимости каждую минутку считаться с кем-то вокруг, в особенности с высшими. До недавнешнего времени китайский крестьянин веровал, что его благополучие находится в зависимости VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность. от личных добродетелей правителя. Потому его жизнь была в неизменном соотношении и руководстве этой высшей инстанции. Но человек, которого мы анализируем, не желает считаться ни с какой наружной инстанцией либо авторитетом. Он доволен собой таким, каковой он есть. Совсем от всей души, без всякого хвастовства, как нечто полностью VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность. естественное, он будет одобрять и хвалить все, чем он сам наделен, -- свои представления, рвения, симпатии, вкусы. А что ж? Ведь никто и ничто не принуждает его признать себя человеком второго сорта, очень ограниченным, неспособным ни к творчеству, ни даже к поддержанию той организации, которая отдала ему полноту жизни.

Человек VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность. массы никогда не признает над собой чужого авторитета, пока происшествия его не заставят. Так как происшествия не заставляют, этот упрямый человек, верный собственной натуре, не отыскивает стороннего авторитета и ощущает себя полным владельцем положения. Напротив, человек элиты, т.е. человек выдающийся, всегда ощущает внутреннюю потребность обращаться ввысь, к авторитету либо VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность. принципу, которому он свободно и добровольно служит. Напомним, что сначала этой книжки мы так установили различие меж человеком элиты и человеком массы: 1-ый предъявляет к для себя строгие требования; 2-ой - всегда доволен собой, более того, восхищен [К массе духовно принадлежит тот, кто в каждом вопросе наслаждается готовой идеей VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность., уже сидящей в его голове. Напротив, человек элиты не ценит готовых воззрений, взятых без проверки, без усилий, он ценит только то, что до сего времени было труднодоступно, что приходится добывать усилием. - Прим. автора]. Вопреки обыкновенному воззрению, конкретно человек элиты, а совсем не человек массы, проводит жизнь в служении VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность.. Жизнь не имеет для него энтузиазма, если он не может предназначить ее чему-то высокому. Его служение - не наружное принуждение, не гнет, а внутренняя потребность. Когда возможность служения исчезает, он чувствует беспокойство, отыскивает нового задания, более сложного, более грозного и ответственного. Это жизнь, подчиненная самодисциплине - достойная, великодушная жизнь. Отличительная черта благородства VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность. - не права, не привилегии, а обязанности, требования к себе. Noblesse oblige. "Жить в свое наслаждение - удел плебея; великодушный стремится к порядку и закону" (Гете). Дворянские привилегии по происхождению были не пожалованиями, не милостями, а завоеваниями. Их признавали, ибо данное лицо всегда могло своей силой отстоять их от VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность. покушений. Личные права либо привилегии - не косная собственность, но итог усилий обладателя. И напротив, общие права, к примеру, "права человека и гражданина", бесплатны, это щедрый дар судьбы, который каждый получает без труда обладателя. Потому я произнес бы, что личные права требуют личной поддержки, а безличные могут существовать и без нее.

К огорчению VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность., богатое по смыслу слово "благородство" подверглось в обыкновенной речи кровожадному искажению. Большая часть стало осознавать его как наследную, кровную знать; и оно перевоплотился в нечто пассивное, безличное, схожее "всеобщим правам", которые не требуют личных усилий и наград, их получают автоматом.

Но подлинный смысл слова "nobleza, noblessa, nobility" совершенно другой VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность., в нем динамика. Noble, nobilis - означает именитый, всем узнаваемый, возвышающийся над неведомыми, безымянными массами. Тут предполагаются личные усилия, заслужившие славу. Итак, "великодушный" - это заслуженный, выдающийся. Благородство либо слава отпрыска - уже незапятнанная милость. Отпрыск известен только тем, что его отец стяжал славу. Слава отпрыска - только отражение; и вправду, наследное благородство VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность. - нечто отраженное, как лунный свет либо память о мертвых. Единственное живое и оживленное в нем - это импульс, передаваемый потомку и побуждающий его сравняться с предком. Таким макаром, и тут - noblesse oblige, хотя и в несколько модифицированном виде: великодушный предок обязывал себя добровольно, великодушного потомка обязывала необходимость быть на VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность. высоте. В переходе благородства по наследию кроется известное противоречие. Китайцы поступают логичнее, у их оборотный порядок наследования: не отец облагораживает отпрыска, а отпрыск, достигнув больших почестей, облагораживает собственных протцов, собственный род. При всем этом правительство показывает число прошлых поколений облагороженных наградами потомка. Таким макаром, праотцы оживают благодаря VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность. заслугам живого человека, чье благородство в реальном, а не в прошедшем [Моя цель - возвратить слову "noblesse" его первоначальное значение, исключающее наследственность. Тут не место изучить вопрос о наследной знати, "великодушной крови", которая играет такую видную роль в истории. - прим. автора]. Латинское понятие "nobilitas" появилось исключительно в эру Римской Империи, в противоположность старенькой VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность. наследной знати, в то время уже вырождавшейся.

Итак, для меня "великодушная жизнь" значит жизнь напряженную, всегда готовую к новым, высшим достижениям, переход от сущего к подабающему. Великодушная жизнь противопоставляется обыкновенной, косной жизни, которая замыкается сама внутри себя, осужденная на perpetuum mobile - вечное движение на одном месте VII. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность., - пока какая-нибудь наружняя сила не выведет ее из этого состояния. Людей второго типа я определяю как массу поэтому, что они - большая часть, так как они инертны, косны.


vii-para-licevoj-nerv-n-facialis.html
vii-planiruemaya-zashita-dissertacij-prepodavatelyami-i-sotrudnikami-podrazdelenij-v-2012-godu.html
vii-podgotovka-nauchno-pedagogicheskih-i-nauchnih-kadrovi-povishenie-kvalifikacii-nauchno-pedagogicheskih-rabotnikov.html