VII. От Розенберга до Валленберга

На самом деле есть только два национализма: германский и еврейский.

Томас Манн

В воистину эпохальном романе Томаса Манна «Доктор Фаустус» есть одна сцена, всегда привлекавшая моё внимание. В небольшом городе — в сердечко Германии — встречаются два человека, а если поточнее, то два знака: превосходный и полубезумный германец — композитор Адриан Леверкюн и парижский VII. От Розенберга до Валленберга импресарио, в прошедшем бедный польский еврей Саул Фительберг. Действие происходит на рубеже 20—30-х годов. Импресарио уговаривает композитора совершить гастроли по Франции, соблазняет Парижем, но наталкивается на каменное молчание Леверкюна, в каком угадывается одно его желание — поскорее избавиться от раздражающего собеседника и додумать, дочувствовать, довершить нечто неспешное, глубочайшее, тяжёлое, что VII. От Розенберга до Валленберга никак ещё не может вылиться у него на бумагу нотками, в каких, как он подозревает, может быть, будет выражена разгадка тёмной германской сути. Еврей Фительберг — не дурачина. Он сходу сообразил, что ни в какую Францию этот угрюмый германец не поедет, и после нескольких жеманных и смышленых попыток разговорить Леверкюна VII. От Розенберга до Валленберга гражданин Франции, уже уходя, практически стоя в дверцах, произносит превосходный монолог:

«Можем ли мы, евреи — люд пророков и первосвященников, не чувствовать привлекательной силы германского духа? Как родственны меж собой судьбы германского и еврейского народов (…) На данный момент обожают гласить об эре национализма. Но на самом деле есть только два национализма: германский VII. От Розенберга до Валленберга и еврейский; все другие — детская игра. Например, извечно французский дух Анатоля Франса просто светское жеманство по сопоставлению с германским одиночеством и еврейским высокомерием избранности» (Собр. соч., т. 5, стр. 528. М., 1960 г.) В ответ на возражение о том, что это суждение принадлежит герою повествования, а не создателю, я приведу VII. От Розенберга до Валленберга суждение о германском народе из письма Томаса Манна, написанного летом 1934 года Эрнсту Бертраму:

«Несчастный, злосчастный люд! Я издавна уже прошу мировой дух высвободить его от политики, распустить его и рассеять по новенькому миру, подобно евреям, с которыми этот люд связан таким схожим трагизмом».

Очень любопытна также идея Томаса VII. От Розенберга до Валленберга Манна, высказанная в письме Оскару Шмитту (январь 1948 г.), т. е. уже после разгрома ненавистного ему гитлеровского III-его Рейха.

«В том, что Вы рассказываете мне об «иконоборческом» движении, о покаянном антиромантизме, есть, но, своя плачевная сторона.

Низкопоклонством перед неудачей отдаёт это омерзение к ценностям, которые, не проиграй Германия войны, оздоровляли бы VII. От Розенберга до Валленберга мир сейчас ополчаются на Лютера, Фридриха, Бисмарка, Ницше, Вагнера, а то и на Гёте. Желают отречься, что ли, от собственной истории, от собственной немецкости? Есть много правды и много хорошей воли, но есть и что-то жалкое в этом самобичевании и отрицании германского величия, самого, вобщем, коварного величия VII. От Розенберга до Валленберга на свете».

В двадцатом веке, к несчастью для населения земли, на европейском континенте произошли столкновения 2-ух национализмов, нет, много страшнее — 2-ух расизмов, германского и еврейского. Оба были беременны внутренними тёмными революциями. «Сумрачный германский гений» жаждал глобального господства, и не просто средством грубой силы, но силы, обогащённой культом сверхчеловека, освящённой религией расы VII. От Розенберга до Валленберга. Ему было не много оставаться просто «тевтонским Римом», он захотел стать арийским Иерусалимом, возведённым на фундаменте государственной земли и незапятанной крови.

В то же время гений «избранного народа», вялый за два тысячелетия от скитаний по задворкам мировой истории, от тяжести венца «горнего Иерусалима», устремился к тому VII. От Розенберга до Валленберга, чтоб стать «как все» и обрести своё национальное правительство с признаками собственного еврейского Рима, с родимыми пятнами несправедливости и бесчеловечности, которыми украшена история всех стран мира. Обе нездоровых гордыни созревали для того, чтоб ради этих сумасшедших целей принести в жертву собственных отпрыской и дочерей, как приносили их некогда на древнегерманские алтари VII. От Розенберга до Валленберга жрецы эры Нибелунгов и левиты иудейского племени, требовавшие от имени Иеговы у собственного стада первенцев для «всесожжения».

То, что я на данный момент пишу, нынешние жрецы Холокоста примут с понятным мне возмущением, но, слава Богу, что в мировой истории были и ещё есть добросовестные еврейские мыслители. Какой-то из VII. От Розенберга до Валленберга них была Ханна Арендт, жившая в Германии, точно и трезво объяснявшая драму еврейского самосознания на рубеже XIX–XX веков:

«Евреи трансформировались в социальную группу с соответствующими психическими качествами и реакциями. Иудаизм выродился в еврейство, миропонимание — в набор психических черт. Конкретно в процессе секуляризации родился полностью реальный еврейский шовинизм VII. От Розенберга до Валленберга. Представление об избранности евреев перевоплотился… в представление, что евреи как будто соль земли. Отныне древняя религиозная концепция избранности перестаёт быть сутью иудаизма и становится сутью еврейства» (Арендт Х. Антисемитизм. «Синтаксис», Париж, 1989 г., № 28).

Но что была в состоянии сделать в 30-е годы Ханна Арендт и ещё несколько трезвых еврейских мозгов VII. От Розенберга до Валленберга, когда в правящем слое жрецов грядущего Холокоста уже калькулировалась беспощадная, прагматическая, и максимально беспощадная стоимость, которую придётся заплатить овцам стада Израилева за создание сионистского страны!

Бен-Гурион: «Задача сиониста — не спасение «остатка Израиля», который находится в Европе, а спасение земли Израильской для еврейского народа». (Том Сегев. «Седьмой миллион», изд. Дианы VII. От Розенберга до Валленберга Леви, Париж, 1993 г., стр. 539).

«Если мы можем спасти 10 000 человек из 50 000, которые могут внести вклад в создание страны и дело государственного возрождения, либо миллион евреев, которые станут для нас обузой, либо в наилучшем случае мёртвым грузом, мы должны ограничиться спасением 10 000, которые могут быть сохранены, невзирая на проклятия и призывы VII. От Розенберга до Валленберга миллиона, который не в счёт» (из меморандума «Комитета спасения». Том Сегев. «Седьмой миллион», Изд. Дианы Леви, Париж).

«Сионизм сначала… Могут сказать, что я антисемит, что я не желаю выручать диаспору… Пусть молвят, что хотят». (И. Грюнбаум. «Дни разрушения»).

Что ж. Сказано честно. На войне как на войне. Сколько раз VII. От Розенберга до Валленберга величавые военачальники различных народов жертвовали частью собственных боец («остатком Израиля»), отрядами «пушечного мяса», только бы отвлечь внимание противника и нанести важный стратегический удар на главном направлении. В конце концов, и палестинцы многому научились у евреев. «Сухие ветви» у палестинцев — это их смертники, их шахиды, у каких, в отличие от евреев VII. От Розенберга до Валленберга, за душой не просто библейские легенды, и не захваченная территория, а своя земля.

В 30-е годы XX века меж сионистами и нацистами разыгрался, как продолжение разговора Фительберга с Леверкюном, бурный роман. Они ревновали друг дружку в борьбе за мировое господство, объяснялись в любви, душили друг дружку в объятиях, торговались за VII. От Розенберга до Валленберга место под солнцем, обменивались своими идеологически-расистскими наработками.

Из меморандума «Сионистской федерации Германии», посланного 21 июля 1933 г. управлению нацистской партии:

«С основанием нового страны, которое объявило расовый принцип, мы желаем приспособить наше общество к этим новым структурам… Мы не желаем недооценивать эти главные принципы, так как мы VII. От Розенберга до Валленберга тоже против смешанных браков и за сохранение чистоты еврейства» (Л. Давидович. «Читатель Холокоста», стр. 155).

Словом, сионистская вершина отправила фашистской власти сигнал (не то чтоб «мы с тобою одной крови — ты и я», но немножко другой): «мы, как и вы, исповедуем чистоту расы и поэтому предлагаем вам плодотворное сотрудничество». В сути, это было VII. От Розенберга до Валленберга предложение об идейном разделении мира под властью 2-ух избранных народов. Сионистский миф побратался на время с арийским мифом. Мартин Бубер — философ, сопротивлявшийся перерождению религиозного сионизма в государственно-политический, тужил по поводу такового перерождения:

«Большинство евреев предпочло обучаться у Гитлера, а не у нас. Гитлер показал, что история идёт не VII. От Розенберга до Валленберга дорогой духа, а дорогой силы, и если люд довольно силён, он может безнаказанно убивать» («Джуит Ньюслеттер», 2.6.1958.)

Иуда Магнес, президент еврейского института в Иерусалиме называл отказ от традиции пророков, от их духовной праведности и увлечение еврейства расистскими соблазнами фашизма — «помешательством» и «языческим иудаизмом». «Если вы хвастаетесь собственной избранностью VII. От Розенберга до Валленберга заместо того, чтоб жить по воле Божьей, — гласил Мартин Бубер, обращаясь к евреям, — это грех, это «превращение народа в идола» (М. Бубер. Израиль и мир. New-york, 1948 г., с. 263).

«Горькая драматичность судьбы пожелала, чтоб те же самые био и расистские тезисы, которые пропагандировались нацистами и побуждали зазорные Нюрнбергские законы, стали основой VII. От Розенберга до Валленберга для определения принадлежности к иудейству в государстве Израиль» (Хаим Коэн, член Верховного суда Израиля. Источник: Дж. Бади, «Основные законы страны Израиль», New-york, 1960, стр. 156).

Во время нюрнбергского процесса один из основных идеологов арийского расизма Юлиус Штрейхер на допросе относительно подготовки и принятия нюрнбергских законов заявил:

«Я VII. От Розенберга до Валленберга писал статьи такового плана и всегда повторял, что мы должны брать еврейскую расу либо еврейский люд за эталон. Я всегда повторял в собственных статьях, что евреев необходимо считать прототипом для других рас, так как они дали расовый закон, закон Моисея, который говорит: «Если вы идёте в чужую страну, вы VII. От Розенберга до Валленберга не должны брать для себя чужестранных жён». Это, господа, очень принципиально для оценки нюрнбергских законов. За эталон были взяты еврейские законы. Когда несколько веков спустя еврейский законодатель Ездра установил, что, невзирая на это, многие евреи женились на нееврейках, эти браки были расторгнуты. Это было началом еврейства, которое, благодаря этим VII. От Розенберга до Валленберга расовым законам, устояло в протяжении веков, в то время как все другие расы и цивилизации погибли». (Источник: «Процесс основных военных преступников в международном военном суде. Нюрнберг, 14 ноября 1945 г. — 1 окт. 1946 г. Официальный текст. Дебаты 26 апреля 1946 г., том XII, с. 321)

Из документа, озаглавленного: «Основные принципы государственной военной организации в Палестине, касающиеся решения еврейского вопроса VII. От Розенберга до Валленберга в Европе и активного роли НВО в войне на стороне Германии»: «при условии, что германским правительством будут признаны национальные чаяния за свободу Израиля, государственная военная организация готова принять роль в войне на стороне Германии». (Д. Израэли, Палестинская неувязка в германской Палестине», Ун-т Бар Илон. Рамот Ган VII. От Розенберга до Валленберга, Израиль, 1974 г.).

Более того, как пишет Исраэль Шамир, «сионистское движение законно действовало в 3-ем рейхе, и даже была отчеканена медаль, несущая шестиконечную звезду Давида с одной стороны и свастику — с другой» («НС» № 10, 2003 г., стр. 239)

Поразмыслить только: две сакральных эмблемы, два священных знака были объединены в одно целое, как близнецы VII. От Розенберга до Валленберга!

А Лев Коцин, один из религиозных авторитетов русской Америки примерно в то же время писал в статье «Евреи в нацистской армии»:

«Еврейские офицеры — ветераны Первой мировой войны — обратились с патетическим письмом к Гитлеру, давая клятву верности Германии и прося его только об одном: «Да позволь нам умереть за Германию VII. От Розенберга до Валленберга в бою!» Вот он, еврей, с стальным крестом на груди, который предан Германии больше, чем собственному папе либо народу» (газета «Форум», 3–9/8 2007. New-york).

Эта статья Льва Коцина посодействовала мне разгадать одну загадку. Когда я писал свою книжку «Шляхта и мы», то воспользовался исследованием австрийского историка Стефана Карнера «Архипелаг Гупви VII. От Розенберга до Валленберга», в каком была любознательная таблица численности военнопленных гитлеровской международной армии, которая содержалась в лагерях Русского Союза. Численность эта отражала государственный состав военнопленных Рейха. Из таблицы я вызнал, сколько у нас было в плену, кроме германских, венгерских, румынских, австрийских и итальянских фашистов — также польских, французских, чешских и иных. Кое-где в конце VII. От Розенберга до Валленберга первого 10-ка значилось, что в нашем плену было 10 тыщ еврейских фашистов, боец и офицеров гитлеровского рейха… Прочитав статью в «Форуме», я сообразил, наконец, откуда они взялись…

Доказательство тому ещё одно свидетельство последующего рода:

«По данным израильской прессы, в составе вермахта против СССР вели войны 150 тыс. евреев VII. От Розенберга до Валленберга, поточнее т. н. «мишлинге», т. е. лиц, рождённых в смешанных германо-еврейских браках. И, нужно признать, вояки они были отменные — посреди их было 23 полковника, 5 генерал-майоров вермахта, 8 генерал-лейтенантов, 2 полных генерала, один генерал-фельдмаршал (Э. Мильх). Сотки боец и офицеров из числа «мишлинге» были задействованы полностью — «образцом голубоглазого арийца VII. От Розенберга до Валленберга» длительное время был Вернер Голдберг, отец которого был еврей. Вели войны против СССР не только лишь «мишлинге», да и даже чисто верующие иудеи, а именно в составе осаждавшей Ленинград финской армии таких насчитывалось выше 300 чел., у каких была даже походная синагога! Двое из их — майор Лео Скурник и унтер VII. От Розенберга до Валленберга-офицер Соломон Класс — были представлены финским и германским командованием к Металлическому кресту I класса. И это в то время, как их же единоплеменники погибали от голода в блокадном Ленинграде…» (А. Мартиросян «Трагедия 22 июня: блицкриг либо измена», М. 2007 г. стр 565)

Будущий премьер Ицхак Шамир был арестован английскими службами в декабре VII. От Розенберга до Валленберга 1941 года «за терроризм и сотрудничество с нацистским врагом». А ах так охарактеризовывал Бегина один из основоположников страны Израиль Бен-Гурион: «Бегин, непременно, человек гитлеровского типа. Это расист, желающий убить всех арабов во имя мечты об объединении Израиля, готовый использовать все средства для заслуги этой святой цели…» «Его можно инкриминировать VII. От Розенберга до Валленберга в расизме, но тогда было надо бы устроить процесс над всем сионистским движением» (Цит. по: Хабер Э. «Менахем Бегин, человек и легенда», Делле Бук, New-york, 1979 г., стр. 385).

Вот что поведано израильским историком и журналистом Исраэлем Шамиром о главном подвиге Бегина, после которого началось паническое бегство палестинских крестьян-феллахов со VII. От Розенберга до Валленберга собственных земель.

«Почему опустела Лифта? В километре от неё, по другую сторону Яффской дороги, находится причина бегства обитателей Лифты: груды сероватых камешков, поросших кактусами — руины села Дир Яссин[7]. Их отлично видно из окна, где живойёт прошлый премьер-министр и прошлый глава правой организации еврейских боевиков «ЭцеЛь», Менахем Бегин. Ночкой с VII. От Розенберга до Валленберга 9-го на 10 апреля 1948 года отряды «ЭцеЛь» и «Лехи» (главой «Лехи» был другой израильский премьер-министр Ицхак Шамир) напали на это палестинское село, которое славилось неплохими отношениями с еврейскими соседями. То, что вышло в Дир Яссине Давид Бен-Гурион, 1-ый премьер-министр Израиля, именовал «кровавой бойней». 245 палестинцев, парней, дам и VII. От Розенберга до Валленберга деток, были убиты в Дир Яссине.

Я помню, с каким недоверием я читал в Русском Союзе рассказы о Дир-Яссине: «Советская пропаганда», — задумывался я и отметал описания резни, как вымысел. Пригодилось много лет, много книжек, много документов, чтоб я сообразил: нет, Дир Яссин не был придуман Политбюро либо VII. От Розенберга до Валленберга Арафатом.

Подробнейшие описания того, что вышло в Дир Яссине, можно отыскать в нескольких вышедших в Израиле и за рубежом книжках, а именно, в произраильской, но достаточно беспристрастной книжке Доминика Лапьера и Ларри Коллинза «О, Иерусалим!».

В ней приводят слова командира Хаганы Давида Шалтиэля, который называл Дир Яссин «одним из немногих мест, куда VII. От Розенберга до Валленберга не ступала нога вооружённых бандитов извне».

Когда боевикам ЭцеЛя и «Лехи» удалось завладеть селом, они приступили к хладнокровному убийству. Коллинз и Лапьер пишут:

«Молодожёны, совместно с 33 соседями, были посреди первых жертв. Их выстроили у стены и расстреляли… 12-летняя Фехими Зейдан, одна из выживших, поведала: «Евреи поставили всю нашу семью VII. От Розенберга до Валленберга к стене и стали нас расстреливать. Я была ранена в бок, но большая часть нас, деток, спаслись, так как мы скрывались за спинами родителей. Пули попали моей четырёхлетней сестре Капри в голову, моей восьмилетней сестре Сами в щёку, моему брату Мохаммеду, 7 лет — в грудь. Но все другие были VII. От Розенберга до Валленберга убиты». Халим Эл заявила, что лицезрела, как «человек загнал пулю в шейку моей сестре Сальхие, которая была на девятом месяце. Потом он распорол ей животик ножом»… «Нападавшие убивали, грабили, насиловали. Они рвали уши, чтоб легче было снять серьги».

Первым на место резни прибыл представитель Интернационального Красноватого Креста, Жак VII. От Розенберга до Валленберга де Ренье, швейцарец. Он писал в своём дневнике:

«Я увидел людей, врывавшихся в дома, выскакивавших из домов, они были с ружьями, автоматами, длинноватыми арабскими ятаганами. Они казались слабоумными. Я лицезрел прекрасную даму с кровавым кинжалом в руках. Я слышал клики. «Мы подчищаем очаги сопротивления», — произнес мне мой компаньон, германский еврей VII. От Розенберга до Валленберга. Я вспомнил эсэсовцев в Афинах. К собственному кошмару, я увидел молоденькую даму, всадившую ножик в старика и старуху, прибившихся к порогу собственной хижины… Всюду лежали трупы. Они» подчищали» ружьями и гранатами, а окончили работу ножиками, это было видно всем… Я нашёл труп дамы на восьмом месяце беременности VII. От Розенберга до Валленберга, убитой выстрелом в животик — в упор».

Потом 25 пленных палестинцев были посажены на грузовик, на котором фавориты триумфально проехали по еврейскому рынку Махане Иегуда, потом пленные были отвезены в каменоломню Гиват Шауль и расстреляны.

Прибывший на место заместитель командира Хаганы Ешурун Шиф отметил: «Террористы ЭцеЛь и «Лехи» предпочли уничтожить всё живое». Он VII. От Розенберга до Валленберга лицезрел, как тела жертв были отнесены в каменоломню, облиты бензином и подожжены. Элиягу Ариэли, прибывший в Дир Яссин с отрядом «Гадны», еврейских пионеров, увидел: «Все убитые, за немногими исключениями, были старики, дамы и малыши… никто не умер с орудием в руках». Потом дома села были взорваны. В текущее VII. От Розенберга до Валленберга время большая часть руин находится за колющейся проволокой поликлиники для сумасшедших.

Английская милиция — дело было ещё в деньки английского мандата — провела расследование резни и установила, не считая остального: «Нет сомнения, что нападавшие евреи совершали зверства сексапильного нрава. Многие школьницы были изнасилованы, а потом зарезаны… многие малыши убиты. Мочки VII. От Розенберга до Валленберга ушей у неких дам был порваны — чтоб сорвать серьги». Фактически говоря, и нападавшие опровергали только факт изнасилования и использования прохладного орудия, но не сам факт массового убийства невооруженных фермеров.

В изданном по-русски «сокращённом переводе» книжки «О, Иерусалим!» вышеприведённых мест нет — заместо этого там содержится отсебятина переводчиков и редакторов официального израильского издательства VII. От Розенберга до Валленберга «Алия», издающего книжки для просвещения российских евреев. Символично, что издательство, как и вся деятельность во благо российского еврейства, координировалась до недавнешнего времени д-ром Лапидотом из Тель-Авивского института, назначенного Менахемом Бегином на пост главы Российского отдела МИДа. В 1948 году д-р Лапидот был командиром отряда VII. От Розенберга до Валленберга ЭцеЛя, бравшего Дир Яссин. Он лично брал село и устранил очаги сопротивления — до последнего арабского малыша, до последней серьги в ухе арабской дамы. При Бегине он стал зам. премьер-министра и организовывал призывы к Русскому Союзу — во имя человечности отпустить отказников».

Спустя 27 лет после чего побоища, после того, как схожим же образом VII. От Розенберга до Валленберга были стёрты с лица земли сотки палестинских селений, и число беженцев, ушедших от погибели в Ливан, в Газу, на Запад перевалило за полтора миллиона, собралась генеральная Ассамблея ООН, чтоб осудить Израиль за идеологию расизма и за геноцид палестинского народа. И на заседании ООН представитель Израиля г VII. От Розенберга до Валленберга-н Херцог произнес: «Трудно отыскать другое многонациональное правительство в мире, где две цивилизации (евреи и арабы. — Ст. К.) живут вкупе в таковой гармонии и где достоинство и права человека соблюдаются перед законом, как это имеет место в Израиле». До такового цинизма не мог бы додуматься сам доктор Геббельс.

И тут нужно дать VII. От Розенберга до Валленберга подабающее русскому диссиденту еврейского происхождения, который признавал «первородный грех» сионистского страны Израиль: «Идеи и легенды сионизма появились в сознании тех, кто желал сопротивляться погромам. Выручать собственных близких от Освенцима и Бабьего Яра…

Но все горестные и жуткие мемуары, очевидно, не могут оправдать сейчас тех израильских ультра, которые VII. От Розенберга до Валленберга изгоняют и унижают палестинских арабов. Ссылки на смерть миллионов европейских евреев, на преследования в Польше, на дискриминацию в СССР, на глупый терроризм арабских фанатиков не оправдывают катастрофы палестинских беженцев, массовых репрессий в районах, захваченных израильскими войсками» (Лев Копелев. «О правде и терпимости», New-york, 1982 г. стр. 56)

С такими VII. От Розенберга до Валленберга идеями Копелеву полностью можно было бы выступать под рукоплескания на тегеранской «ахмадинежадовской» конференции…

* * *

Из книжки Морде Гароди «Основополагающие легенды израильской политики»:

«Вице-президент сионистской организации Рудольф Кастнер договаривался с Эйхманом о том, чтоб тот посодействовал ему организовать отъезд 1648 евреев, по образованию, профессиям, соц положению, возрасту и т. д. нужных для строительства в VII. От Розенберга до Валленберга дальнейшем страны Израиль. А за эту услугу Кастнер обещал Эйхману внушить четыремстам тыщам ненадобных для грядущего Израиля венгерским евреям, что их отправка из Венгрии в эшелонах на Восток — это обычное переселение на другие местности, и никак не в Освенцим. Не считая того, Кастнер выручил от грозного приговора своими свидетельствами VII. От Розенберга до Валленберга на нюрнбергском процессе 1-го из собственных нацистских партнёров по венгерским делам штандартенфюрера Курта Бехера. Но когда во время суда над Эйхманом все эти факты выплыли на поверхность, всё равно Кастнеру не было предъявлено никакого обвинения, так как, как писала израильская газета «Едиот Ахронот» от 23.6.1955 г.: «Если дать Кастнера VII. От Розенберга до Валленберга под трибунал, то всё правительство рискует быть на сто процентов дискредитированным в очах цивилизации в итоге того, что может открыться на этом процессе». «Единственным методом избежать того, что Кастнер заговорит и разразится скандал, — писал Морде Гароди, — было исчезновение Кастнера. И он по правде в один момент умер VII. От Розенберга до Валленберга».

Но швейцарский историк Юрген Граф пишет о том, что глава еврейской общины Будапешта доктор Кастнер «эмигрировал в Израиль и был застрелен фанатиком-сионистом, который обвинил его в соучастии в Холокосте» (стр. 401).

Как гласит российская пословица, «для кого война, а для кого мама родна»… Судьбы евро еврейства в эру Холокоста разделились: один VII. От Розенберга до Валленберга драгоценный ручей потёк в Швейцарию, другой в Америку, 3-ий в Палестину, а самый полноводный и простонародный — в Освенцим, в Дахау, в Треблинку. Вот что писал украинский историк Эдуард Ходос о «чудесном» спасении сначала 2-ой мировой войны вождя ультраортодоксальной еврейской секты Хабад Любавичского ребе Шнеерсона:

«Вплоть до озари 1939 года 6-ой Любавичский VII. От Розенберга до Валленберга ребе находился на местности Польши, откуда был потаенно переправлен за океан после того, как члены хабадской общины США обратились с просьбой о помощи лично к госсекретарю Корделлу Хэллу. В итоге контрактённости меж госдепартаментом США и главой германской военной разведки (абвера) адмиралом Канарисом Йосеф Ицхак Шнеерсон покинул Варшаву VII. От Розенберга до Валленберга, беспрепятственно пересёк местность рейха и оказался в нейтральной Голландии, а потом в Соединённых Штатах. Операцией по вывозу шестого Любавичского ребе из оккупированной Польши управлял подполковник абвера, еврей по папе Эрнст Блох» (Э. Ходос. «Между Спасателем и Антихристом», Харьков, 2005, стр. 4).

Похожей была судьба венгерского магната Манфреда Вайса и его семьи, к спасению VII. От Розенберга до Валленберга которых от депортации в Освенцим был причастен сам Эйхман.

Из протоколов допроса Эйхмана:

«Манфред Вайс был самым большим промышленником Венгрии, в каком-то смысле — «венгерский Крупп». Бехер занял там, кажется, место директора Семью Манфреда Вайса он… наверняка, они улетели самолётом в Швейцарию. Сам Гиммлер занимался всем этим делом с VII. От Розенберга до Валленберга компанией… «Манфред Вайс».

«По договору, заключённому посреди мая, наследники Вайса уступали хозяйственным компаниям СС больше половины акционерного капитала. За это 48 членов семьи были доставлены 2-мя германскими самолётами в Португалию» («Протоколы Эйхмана», М., «Текст», 2002 г., стр. 202).

И ещё несколько отрывков из той же книжки, в какой речь идёт VII. От Розенберга до Валленберга о спасении влиятельной и богатой вершины венгерских евреев.

Ведает Лесс (следователь, допрашивавший Эйхмана. — Ст. К.): «Вот документ обвинения 11-го Нюрнбергского процесса военных преступников. Он касается отправки 318 венгерских евреев в Швейцарию». Эйхман: «Да, речь идёт о незаконном переходе» (дальше успоминается штандартенфюрер Бехер. — Ст. К.) «Он, фактически, договаривался с д-ром VII. От Розенберга до Валленберга Кастнером, но я эту переброску в Швейцарию не проводил. Я был должен только сказать пограничной службе, чтоб им не чинили препятствий, и позаботиться о прикрытии с венгерской стороны» (стр. 203).

Следователь Лесс припоминает Эйхману, что ему было обозначено из берлинского МИДа спасти «госпожу Глюк, еврейку и сестру Нью-Йоркского VII. От Розенберга до Валленберга обербургомистра Ла Гардиа. Просим позаботиться, чтоб в связи с высочайшим положением брата госпожи Глюк её не выслали в общем порядке в Восточные области чтоб по мере надобности её можно было использовать в политических целях» (стр. 215).

В ответ на это Эйхман вспоминает:

«Так точно, это была очень высокопоставленная еврейка. Наверняка, был приказ VII. От Розенберга до Валленберга, не меньше чем от самого Гиммлера, чтоб её придержали. И, может быть, её куда-нибудь выслали, точно так же, как Леона Блюма, либо… либо брата Леона Блюма» (стр. 215).

Леон Блюм потом стал премьер-министром послевоенной Франции. Точно так же сионисты по сговору с нацистами выручали от Освенцима бессчетный клан VII. От Розенберга до Валленберга Ротшильдов, точно так же в итоге торга гиммлеровских эмиссаров с организацией Джойнт, базирующейся в Швейцарии, «несколько сот венгерских евреев, отобранных Кастнером прибыли через концентрационный лагерь Берген-Бельзен в Швейцарию, чтоб оттуда уехать в Палестину. Но причитающаяся за это германцам оплата в валюте, о чём была контрактённость, не поступила VII. От Розенберга до Валленберга» («Протоколы Эйхмана», стр. 233).

Но сразу со «льготами», которые выдавали нацисты с сионистами известным привилегированным и необходимым евреям, они согласованно и чётко сформировывали и высылали в концлагеря на тяжкие работы, а иногда и сходу в «Бабьи Яры» целые потоки беспородных, бессловесных, обманутых «овец израилевых» и при всем этом любая из VII. От Розенберга до Валленберга криминальных сторон преследовала свои цели.

Из стенограммы допроса Эйхмана:

«Кастнера заинтересовывали только юные евреи из восточных областей Венгрии. Эти группы было надо пропустить незаконно и без ведома венгерского правительства через румынскую границу… В один прекрасный момент д-р Кастнер пришёл с чемоданом зарубежной валюты» (ст. 194).

«Речь шла о VII. От Розенберга до Валленберга миллионе евреев, которых было надо доставить в некий пункт и высвободить в обмен на 10 тыщ грузовиков, применимых к зимней эксплуатации, с обещанием не использовать их на западном фронте (на восточном — против наступающих русских войск, спасающих ещё оставшихся в живых польских, венгерских, румынских евреев, использовать было можно! — Ст. К.) в это VII. От Розенберга до Валленберга время Гиммлер произнес, что он желал бы… переговорить с Хаимом Вейцманом» (стр. 190).

Из показаний Кастнера: «Эйхман продолжал: «мне необходимы 65–70 тыщ венгерских евреев, пока на Германской границе приняты только 38000. Мне необходимо ещё не меньше 20000 евреев-землекопов на Юго-Восточный вал. В Рейхе роют рвы уже германские детки и старики VII. От Розенберга до Валленберга!» (стр. 232).

Из допроса Эйхмана: «50 тыщ работоспособных евреев мужского пола должны быть доставлены в программке «Егер» для подмены российских военнопленных, нужных для других работ»… «Я должен добавить, что это было время, когда людей высылали в Палестину в обмен на промышленные товары» (стр. 226).

Вот так сионисты поставляли Рейху «промышленные товары», нужные для борьбы VII. От Розенберга до Валленберга с наступающей Русской Армией.

Эйхман: «Если меня отправили в Венгрию с целью депортации, то я не гласил еврейским функционерам (Кастнеру и другим сионистам. — Ст. К.), что её не будет. Я никогда не лгал еврейским функционерам»… Этими словами Эйхман пробует обосновать израильскому суду, что еврейские функционеры и он, гестаповский бюрократ VII. От Розенберга до Валленберга, делали одно общее дело и что они повинны более его:

«За время долголетнего общения, которое у меня было с еврейскими функционерами, не найдётся ни 1-го, кто мог бы меня упрекнуть, что я ему врал… По приказу Гиммлера эшелоны шли все до 1-го в Освенцим» (стр. 187, 190).

И очень любопытны странички из VII. От Розенберга до Валленберга книжки протоколов допроса Эйхмана, где всплывает имя Рауля Валленберга.

Израильский следователь Авнер Лесс цитирует странички из мемуаров доктора Кастнера, в каких последний ведает о собственной торговле с Эйхманом еврейскими жизнями:

«Затем он (Эйхман. — Ст. К.) перешёл к «злоупотреблению» зарубежными паспортами. Он-де привлечёт к ответственности за это VII. От Розенберга до Валленберга свинство швейцарского консула Лютца и Рауля Валленберга, представителя шведского Красноватого Креста. Но у него есть предложение: он забудет про обладание таких паспортов, если наша сторона добровольно представит ему 20000 евреев-землекопов. А по другому ему придётся отправлять всех евреев — без исключения — пешком!» (стр. 232).

Естественно, чтоб получить от Эйхмана разрешение на переброску подходящих VII. От Розенберга до Валленберга евреев с паспортами в спасительные нейтральные страны Европы, сионистские функционеры высылали 10-ки тыщ других «евреев-землекопов» на работы в Освенцим либо на Восточные рубежи для возведения укреплений.

Так что прав Вадим Кожинов, проницательно заметивший в статье «Война и евреи» некую особенность явления, называемого Холокостом: «Евреи в VII. От Розенберга до Валленберга отличие от цыган дали миру огромное количество всем узнаваемых людей самых различных профессий и занятий, и потому еврейская катастрофа находится в центре внимания. Но уместно напомнить и другое: не считая преподавателя и писателя Януша Корчака (Генрика Гольдшмита) проблемно именовать каких-то обширно узнаваемых до войны евреев, погибших в 3-ем рейхе, что так VII. От Розенберга до Валленберга же противоречит представлению о полной гибели» (В. К. Стр. 318).

Ну и Януш Корчак стал обширно известен только после войны.

А сколько было в еврейских гетто и в бессчетных маленьких лагерях погибели всяческих малеханьких кастнеров, управляющих еврейских советов-юденратов, раввинов, через которых нацисты управляли евреями.

В Вильнюсском VII. От Розенберга до Валленберга гетто главой Юденрата был сионист Якоб Генс, который по просьбе германцев часто сформировывал партии евреев в Понары, где их расстреливали. В 2005 либо в 2006 г. по Центральному ТВ об этом «Юденрате» шёл кинофильм. Телевизионный диктор прочитал кредо жреца Холокоста, отправившего на расстрел около 50 тыщ евреев: «Я взял на себя всю ответственность, и VII. От Розенберга до Валленберга мне не жутко… Вы должны знать, что это был мой долг — окровавить руки в крови собственного народа». Якоб Генс, пользуясь собственной властью, безжалостно подавлял у юных евреев всякие пробы сопротивления. Но, как он ни служил нацистам, последним всё-таки расстреляли его. И поделом. А почему киевские евреи VII. От Розенберга до Валленберга так покорливо пошли к Бабьему Яру? Так как немцы арестовали 9 киевских раввинов, отдали приказ им обратиться к евреям Киева и уверить их, чтоб те собрались с вещами для переезда в неопасное место. Обманутых людей привели к Бабьему Яру. Об этом публицисту Ю. Мухину написал диссидент и правозащитник М. Кукобака, чьё VII. От Розенберга до Валленберга письмо написано в книжке Мухина «Евреям о расизме» (стр. 45–46).

А в Винницком гетто доктор Гершман выдал германцам 250 браиловских евреев, которые бежали к нему из зоны германской оккупации. (В самой Виннице хозяйничали румыны). Когда русские войска освободили Винницу, Гершман, естественно, был расстрелян, как коллаборационист. В 1943 году варшавские евреи перед VII. От Розенберга до Валленберга восстанием сами истребили свою сионистскую вершину, сотрудничавшую с нацистами. Но это редкий случай в истории Холокоста.

Как утверждает книжка И. Трунка «Юденрат», «по расчётам Фрейдигера половина евреев (из 6 миллионов погибших в Холокосте. — Ст. К.) могла бы спастись, если б они не следовали инструкциям еврейский советов» (изд. Мак-Миллан, Н.-Й VII. От Розенберга до Валленберга., 1972). И на фоне этой деловой сионистско-нацистской эпопеи, по сопоставлению с которой несчастный пакт Молотова — Риббентропа смотрится жалкой тактической сделкой, я ещё раз желаю признательным словом вспомнить подругу германского философа Хайдеггера Ханну Арендт, перед портретом которой я длительно стоял в одном из залов старого Марбургского института, за её добросовестную книжку «Банальность VII. От Розенберга до Валленберга зла», написанную во время процесса Эйхмана в Иерусалиме:

«Еврейский совет и мудрецы были оповещены Эйхманом и его людьми, сколько евреев нужно, чтоб заполнить каждый состав, и они делали списки отправляемых… Те, которые пробовали скрыться либо убежать, ловились специальной еврейской милицией. Как Эйхман лицезрел, никто не протестовал и не отрешался VII. От Розенберга до Валленберга сотрудничать».

«Без еврейской помощи в администрации и полицейской работе вышел бы полный хаос и неописуемо последнее истощение германской силы …еврейское самоуправление доходило даже до того, что сам палач был еврей» …»Навряд ли найдётся какая-нибудь еврейская семья, из которой хотя бы один член не состоял в фашистской партии VII. От Розенберга до Валленберга». (Eichman in Jerusalem. A report on banality of evit, by Hanna Arendt. The Vilking Pressing. NY, USA, 1969.)

Недаром же Норман Финкельштейн, вспомнив о Ханне Арендт, написал в примечании к книжке «Индустрия Холокоста»: «Было ли незапятанной случайностью, что еврейские организации большинства распинали Ханну Арендт за то, что она VII. От Розенберга до Валленберга поведала о сотрудничестве еврейских элит с нацистами? Когда Ицхак Цукерман, управляющий восстания в варшавском гетто, вспомнил о каверзной роли милиции Еврейского совета, он увидел: «Не было приличных полицейских, так как приличные люди снимали форму и становились просто евреями» (стр. 135).

…Мне вспоминается скандальная выставка известного белорусского художника Миши Савицкого, бойца Величавой Российскей, попавшего VII. От Розенберга до Валленберга в плен и чудом выжившего в германском концлагере. Выставка была открыта в Минске при жизни Машерова в 70-х годах прошедшего века. На ней выставлялась картина, которую я лицезрел своими очами. Германский концлагерь, несколько трупов, могильная яма. С одной стороны ямы толстомордый эсэсовец с автоматом наперевес, с другой VII. От Розенберга до Валленберга — еврей средних лет, в полосатой лагерной робе, со звездой Давида на груди, с лопатой в руках спихивает трупы в яму. Оба улыбаются, смотря друг на друга — и толстомордый германец, и еврей, так именуемый капо. Ассистент палачей.

Люд на выставку повалил валом. Минские евреи заволновались, засыпали первого секретаря компартии VII. От Розенберга до Валленберга Белоруссии Машерова телеграммами о кощунственной, оскорбляющей память жертв Холокоста картине. Пришлось Машерову придти на выставку… Он длительно и молчком рассматривал картину, повстречался с Савицким, попросил его замазать звезду Давида на робе еврея, но картина на выставке осталась. И типо Машеров, один из управляющих партизанского движения в Белоруссии, уходя с выставки, произнес VII. От Розенберга до Валленберга:

— Пусть висит. История разберётся…

* * *

Я бы не стал очень старательно разыскивать документы и аргументы для этой главы, если б не попалось мне на глаза одно место из книжки Коха и Поляна «Отрицание отрицания». Возражая всем неугодным ему историкам — исследователям (конкретно исследователям, а не отрицателям!) Холокоста, Павел Полян VII. От Розенберга до Валленберга с несколько издевательской драматичностью пишет:

«На бытовом уровне элементы отрицания присутствовали в русской «антисионистской» литературе, в годы прохладной войны обвинявшей «сионистов» в том, что они «наживались» на страданиях еврейских жертв и преумножали их численность, а главное — находились в прямом сговоре с немцами»… (кавычки Поляна. — Ст. К.)

Пусть сейчас наши VII. От Розенберга до Валленберга читатели сами решат, «находились либо не находились»…


viii-mezhdunarodnaya-konferenciya-kognitivnoe-modelirovanie-v-lingvistike-6.html
viii-mezhdunarodnaya-nauchnaya-konferenciya-i-viii-mezhdunarodnaya-shkola-konferenciya-molodih-uchenih-.html
viii-mezhdunarodnaya-nauchno-prakticheskaya-konferenciya-osovskie-pedagogicheskie-chteniya.html